Главная

Опубликовано 08-01-2010

Государство заинтересовано в культивировании враждебности и недоверии общества к адвокатуре только в периоды беззакония, произвола и ярчайших проявлений авторитаризма. Отождествление адвоката с преступником, линии защиты с преступным  сговором, адвокатской тайны с сокрытием улик, сочувствия к преступнику с его оправданием, присуще  власти, полагающей, что активная защита лишь затягивает процесс разбирательства, усложняя работу по делу, тем самым удорожая ее и создавая лишние  трудности для свершения правосудия.

Такое отношения государства, в определенные периоды истории, к адвокатуре вполне объяснимо. И адвокатура на протяжении всей своей истории, и особенно в периоды обострения отношений с властью, всегда давала себе отчет о причинах и источниках этой неприязни. По сути своей, адвокатура своим существованием, обязана власти, декларирующей соблюдения законности и прав лиц, в отношении и против, которых обращается правосудие. Это, конечно, далеко не единственная функция адвокатуры, но именно вокруг этой части ее работы, возникают основные претензии. Адвокат осуществляя защиту, оценивает доводы и доказательства следствия, с критической точки зрения, находя в них неоднозначность, предвзятость, необъективность и все, что может позволить исключить их из материалов дела. Адвокат, фактически выявляет изъяны в работе организаций, представляющих государство. Это не может нравиться власти, при том, что она сама прекрасно информирована, что работа следствия и прокуратуры не безупречны. Время от времени отношения власти и адвокатуры обостряются настолько, что власть в своей критике адвокатуры считает ее чуть ли не противником государства, способствующей безнаказанности и расцвету преступности.

В предвзятой и негативной оценке деятельности адвокатуры, власть затевает дискуссии о истинном предназначении адвокатуры, вовлекает граждан в полемику, формирует критически настроенное общественное мнение и уже подчиняясь требованиям  «здорового» большинства, пытается оказывать давление на адвокатуру, инициирует ее реорганизацию, вмешивается в ее деятельность, но что самое вредное вновь и вновь рассуждает об «истинном» предназначении.

Каждый адвокат сам решает для себя вопрос об истинном предназначении адвокатуры в целом и о своем собственном, как части сообщества, под влиянием накопленного опыта и профессиональных знаний. Имеют право на существование неисчерпаемый ряд мнений, но два кардинально отличных друг от друга очень важны, для понимания противоречия оценки института защиты в современной России.

Прежде, чем заняться анализом этих противных мнений, необходимо отметить, что их разделяют ни отдельные группы людей, делящие их по профессиональному, корпоративному или иному признаку, а придерживаются их люди абсолютно различные, лишь на основе собственных ощущений, образованности, воспитанности и способности к аналитике.

Первое мнение заключается в том, что адвокат это слуга Закона и его основная задача это свершение правосудия. Такой адвокат ни когда не станет предпринимать какие — либо действия направленные на усложнение работы следствия и суда (речь идет исключительно  о законных методах работы адвоката), он ни когда не станет осуществлять защиту ни каким иным способом, нежели предписанным ему в качестве обязанностей, действующими нормативами, постоянно подталкивая своего подзащитного к даче признательных показаний и сотрудничеству со следствием и судом, в надежде на их снисхождении в оценке содеянного преступления. Приверженцы такого мнения, считают обязанность исполнения адвокатом своей работы, вынужденной необходимостью, не могущей нести профессиональной гордости из-за аморальности самого факта покровительства преступника и преступления.

Второе мнение, это определение главного предназначения адвоката, как  оправдание своего клиента, вне зависимости от им содеянного. Такой адвокат использует любую возможность, будь то процедурные нарушения следствия и суда, или иные нарушения позволяющие ходатайствовать об исключении доказательств обвинения, даже в том случае, если эти доказательства очевидны. Такой адвокат почти всегда ориентирует своего подзащитного не признаваться в содеянном и не сотрудничать со следствием и судом, не надеяться на их снисхождение, а только на то, что спорные доводы следствия и обвинения не позволят суду вынести обвинительный приговор.

И первое и второе мнение по данному вопросу спорно, как и все в этом мире, где правда всегда лежит вне линии, образующей от противоположных точек зрения, но в чем она заключается дано прочувствовать только каждому в отдельности. Тому, кто решит задуматься, чем является последняя возможность, предоставляемая государством осуждаемым за преступление, в виде адвокатской защиты, где адвокат является последней надеждой на снисхождение и понимание.

Тезисы к работе «Адвокатура и власть» в рамках докторской диссертации на тему «История адвокатуры в России»

Автор: Карафелов Александр Миронович